Previous Entry Поделиться Next Entry
"Bourdieu n'est pas un Dieu!"
Bronson
sziren_moritz

Débat sur les inégalités - Pierre Bourdieu 2/2 par P0L0
http://www.dailymotion.com/video/x54zgc_debat-sur-les-inegalites-pierre-bou_news#.Ud7i6W0VtqF

"Bourdieu n'est pas un Dieu!"
"...psychologue de l'état!"

Ролик был снят в амфитеатре нашей Школки, куда понаприглашали нигроту и белоту из пригородов. Больше тут так не делают. Парижские бобо поняли, что они нахуй никому не сдались в банлье. Что весь их вой о "воспроизводстве социального неравенства" служит лишь для самооправдания тех, кто может позволить себе жить в Париже и при этом кататься по всему миру, поучая оный прелестям демократии и всеобщего равенства. Однако, странное дело, с 68-го прошло уже много лет, считай, три поколения, однако ничего не изменилось. Более того, при большей номинальной доступности соцсервисов для нигробелоты реальный разрыв в уровне жизни лишь увеличился. Не-нигробелота по-прежнему голосует за Сарко (ну или как его там сейчас называют, Олланд, штоле), и даже за ЛеПен, оставляя вполне себе адекватную и крайне технически подкованную Парти коммюнист за бортом .

Тут выходит какой-нибудь перец из Школки и, потупив взгляд, говорит, что это, мол, не злые муслимы, которые "ненавидят свободу", а просто обычные люди, живущие к северо-востоку от площади Репюблик, которых заебало то, что творится к юго-западу (разумеется, этот голос тонет в шелесте банкнот престижного потребления, который возобновится, как только потухнут застрахованные машины ). Заебало то, что целые картье (работающих ниггеров и сан-папье, замечу) должны выпрашивать чеки на пожрать, в то время как буквально в паре километров выбрасываются тонны свежайших продуктов (если к блюду с кило ветчины кто-то прикоснулся на фуршете, то все блюдо идет в помойку). Заебало то, что белые хипстеры выходят протестовать от имени тех, у кого нет голоса, тем самым засовывая этот голос в жопу "террористам" и "экстремистам".

Удивляетесь, что в ляДефансе штыранули морячка? А что еще делать ниггеру во втором поколении, если все твои возможности ограничены парашей (можно устроить свинопарню, например)? И при этом белые леваки, глядя пристально тебе в глаза, успокаивают: ну мы же за тебя, вон, Бурдье и ко всем все объяснили, как неравенство воспроизводится в школах, теперь-то у нас точно есть "идеологическое оружие"* борьбы. Разумеется, есть. Ведь произошло невозможное! - проголосовали за очередного выпускника Sciences Po, за еще одного белого банкира, это, ну типа как Обама (ну этот, виггер который).
*p5 Mais ce que je ne voyais pas, c’était à quel point cette posture était elle-même profondément idéologique, puisqu’elle n’avait pas pour but de comprendre l’histoire de ces représentations, mais de les critiquer.

В целом, разумеется, все эти соцантроп прокладки нужны для того, чтобы не скатиться в трэшугар и гильотинирование ученых. В этом и есть их "социальная значимость". Однако, как видно из примера тех же Сэйгена, Докинза, Деннета и Сэма Харриса - настоящие ученые могут обеспечивать такого рода прокладку даже эффективнее и без всего этого мессианского (ок, за вычетом Докинза, он любит сам себе подмахнуть) надрыва.

Ессно, есть и хорошая правильная антропология, идущая в беспредельное гонзо, выстраивающая диалогическую интеракцию с сабжами и даже полифоническую (по Бахтину). Например Бургуа , проведший годы с латиносами-пушерами и с черно-белым трэшем-потребителями и прочей мразью. Вы не увидите на нем белоснежной колониальной формы вроде ребят из "золотой эры"
(Малиновский критикует туземный блинг-блинг стайл)


Бургуа показывает нам реальный мир говна и нищеты, не для шок-вэлью, а для того, чтобы зафиксировать хьюман кондишен в том виде, в котором тот существует, без причинга:
Righteous Dopefiend,



Когда была опубликована La Misère du Monde (где появился и переведенный Бургуа), то в Пэ на Б. посмотрели косо, мол, тут мы так антроп не делаем и смысл "давать голос" (возможность обжекту самому что-то концептуализировать) этим отбросам. По этой причине многие белые выходцы из пригородов и не продолжают академкарьеру - из-за тотального лицемерия и удушливой атмосферы, а вовсе не из-за "структурного неравенства". Для них (для ребят с нормальными паспортами) нет ничего сложного в том, чтобы заниматься подобной болтовней всю жизнь и получать средние по парижским меркам, но все же стабильные бабки. Однако, как бы дико это ни звучало, у многих из них есть представления об элементарной порядочности и уважении к личности (ох уж это деградационное влияние метиссажа в банлье!). Потому они и забивают на этот тухлый академ и идут работать руками вместо того, чтобы продолжать лгать себе. Так, в академе остаются грустные, но вечно нестареющие мертвецы, тонущие в патоке "art de vivre". они твердят мантру "я же критикую я не могу быть не прав критикую же я я я..."

:::
Вспоминаю этот пост и благодарю upir_lihoy за отзыв. Негодую, глядя на позу этого охуевшего графомана, но понимаю, что моск еще не мертв, что можно меняться, что за каждой новой вскрытой НЕНУЖНОСТЬЮ найдется еще одна и еще, надо лишь продолжать хуярить.
Отрыжка послевоенной Америки
http://sziren-moritz.livejournal.com/117320.html

*афтар этого поста - жертва "континентальной философии" и должен быть бит специальными калеными прутьями. the post is filled with pure ignorance and a wrong kind of USELESSNESS, not the one, which produces stuff (like Granpa's), but the one that criticizes the critique of a critique of a critique.
** если нихрена не понимаешь в сабже и ваще ноль пажизне, делай, как Бурдье, - критикуй! Ты же "маргинал" (несмотря на идеальную карьеру), ты же против мейнстрима (несмотря на успешное встраивание во все существующие институции), ты же критикуешь "неравенство" (несмотря на то, что своей "критикой" ты лишь укрепляешь позиции оного, снимая вину с конкретных акторов и перекладывая ее на абстрактные "институты и диспозитивы").
*** впрочем, каменты афтара по делу, но они касаются лишь методологических вопросов

а вот что думает Дедушка по этому делу:

Yes, after I got out of Harvard in 1936. I had done some graduate work in anthropology. I got a glimpse of academic life and I didn't like it at all. It looked like there was too much faculty intrigue, faculty teas, cultivating the head of the department, so on and so forth.

00125


техдетали по Бурдье:
Вот как сегодня делается "наука" во Фрашке. Айних, ученица Б.
Le renom de Pierre Bourdieu s'étend aujourd'hui bien au-delà de la sociologie, au-delà de l'université, au-delà du public cultivé, au-delà de la France. Que s'est-il donc passé pour qu'un universitaire, fils de petits employés béarnais « monté » à Paris pour faire l'Ecole normale supérieure, devienne, le temps d'une génération, ce phénomène international : « Bourdieu » ?
...
La posture critique de Bourdieu a beaucoup apporté au constructivisme, càd à l’idée que les faits sociaux ne sont pas donnés naturellement, mais construits historiquement :
celle de la désidéalisation, avec l’idée que les acteurs idéalisent les choses, et que le rôle du sociologue serait de leur montrer qu’ils ont tort,
Quand quelqu’un nous dit quelque chose que nous n’avions pas les moyens de savoir tout
seuls, qu’il nous apparaît comme détenant la vérité, et que cette vérité se révèle soudain à nous, cela produit un effet de sidération… Mais cet effet passe très vite.
Mais peut-être aussi avait-il conscience d’avoir construit une sociologie très puissante mais en même temps – à mon sens – assez stérilisante.

Отзыв на саму Айних:
Il aurait d’ailleurs été intéressant d’établir un parallèle avec les trajectoires de Michel Foucault ou de Jacques Derrida, autres marginaux consacrés de la même génération, non moins « charismatiques » que pouvait l’être Pierre Bourdieu.

Ессно, есть и адекватные исследователи, вроде Лаира. И все же резалт семинара по Б. убеждает в том, что люди собрались там, чтобы тупо подрочить на какие-то бредни, жертвой "индоктринации" которых они и стали (ВПС в их числе)
Son livre est, au fond, l’histoire d’une fascination suivie d’un rejet et témoigne d’une ambivalence par rapport à Bourdieu. De cette manière, elle cumule les profits. Premier profit : elle tient visiblement à dire qu’elle a connu un « grand homme » (comme d’autres racontent leur rencontre avec le pape). Deuxième profit : elle clame haut et fort qu’elle s’en est sortie en se distinguant de ceux qui sont restés attachés à sa pensée.
Son livre devrait s’appeler Bourdieu et moi ou, pour être plus précis, Moi et Bourdieu.


?

Log in